Torna all'Home Page
 Santa Sindone » Santa Sindone (Russo) » Плащаница - La Sindone » Исторические знаки - Cenni storici 
Исторические знаки - Cenni storici   versione testuale
Исторические знаки







До настоящего времени первые документальные безошибочные и неоспоримые доказательства, касающиеся Туринской Плащаницы, приходятся на половину XIV века, когда Жоффруа де Шарни [Geoffroy de Charny], доблестный рыцарь и глубокой веры человек, передал Простыню основанной им церкви в 1353 в его феоде Лирей [Lirey] во Франции, недалеко от Труа [Troyes].
 
В течение первой половины XV века, из-за обостренния Войны ста лет, Маргарита де Шарни [Marguerite de Charny] взяла Плащаницу из церкви Лиреи (1418 г.) и повезла с собой в свое путешествие через Европу. Наконец, она нашла прием при дворе герцогов Савойя [Savoia], с которыми были связаны как её отец, так и второй муж - Умберт де Ля Рош [Umbert de La Roche]. Именно при таких обстоятельствах в 1453 году Плащаница была передана дому Савойя, в рамках серии юридических актов, заключенных между герцогом Людовиком [Ludovico] и Maргеритой.
Начиная с 1471 года, Амадей IX Счастливый [Amedeo IX il Beato], сын Людовика, начал украшать и увеличивать часовню замка Шамбери, столицы герцогства, предполагая там разместить Плащаницу.
 
Сначала Плащаница находилась в церкви францисканцев, а потом была возложена окончательно в Святой Часовне дю Сайнт-Суайре [Sainte-Chapelle du Saint-Suaire]. В этом контексте, Савойя попросили и получили в 1506 году от Папы Джулио II [Giulio II] признание собственного литургического праздника, для которого и был выбран день 4 мая. Но 4 декабря 1532 г. пожар опустошил Святую Часовню и нанес Простыне значительный урон, который был восстановлен в 1534 г. монахинями-клариссинками [Suore Clarisse] города.
Эмануеле Филиберто [Emanuele Filiberto] перевел Плащаницу окончательно в Турин [Torino] в 1578 г. В атмосфере большой торжественности, Пелена была доставлена в город под артиллерийский салют 14 сентября того года.
 
С этого момента Плащаница и осталась окончательно в Турине, где в последующих веках была предметом многочисленных публичных и частных выставлений. Конечно же столь важное присутствие очень повлияло на религиозность Пьемонта [Piemonte] - и не только Пьемонта, чему живое доказательство - многочисленные картины в столице и во многих населенных пунктах герцогства. Эти большие и торжественные выставления, очень частые в двух веках барокко, подчеркнули этот культовый публичный аспект.